kjuter (kjuter) wrote,
kjuter
kjuter

Categories:

Война с советскими памятниками в Иркутске по-гимельштейнски



В очередной раз продемонстрировал двойные стандарты в отношении сохранения городских памятников главный редактор газеты «Восточно-Сибирская правда» Александр Гимельштейн, инициирующий в 2016 г. переименование советских улиц и площадей в Иркутске.

Недавно он дал развернутое интервью Информационному агентству «Cибирские новости», которое очень плотно включено в информационную войну между губернатором Иркутской области Сергеем Левченко и мэром Иркутска Дмитрием Бердниковым.

В основном интервью посвящено высказыванию Александром Гимельштейном своих личных обид к действующей областной власти, но в самом начале беседы он рассказал о своем отношении к попытке демонтажа памятника Колчаку.

- "Я не поленился и посмотрел, чем достославен упомянутый адвокат, и какие следы его есть в рунете, кроме присутствия в Реестре адвокатов Иркутской области. Я увидел всего одно упоминание - о проигранном процессе. Это все. Может, он, конечно, очень эффективен, но, мягко говоря, не знаменит.

Как я понимаю, его вдохновило решение Петербургского суда о сносе мемориальной доски, посвященной Колчаку. Юристы - это же особый мир. Судебная система - это особая Вселенная. Я могу сказать только одно: наличие памятника адмиралу Колчаку, как и памятника Ленину, не является предметом общественного раздрая. А человек именно это и создает, потому что любое действие равняется противодействию. Противодействие этому будет. С другой стороны, это тоже форма реализации человека в гражданском обществе.

- Это какая-то бесконечно продолжающаяся история гражданской войны. Кто-то уже сказал, что очень странно считать легитимным решение о казни Колчака, поскольку его принимал нелегитимный орган. Во-вторых, даже если делать допущение, что оно было легитимным, то почти все участники расстрела Колчака были сами расстреляны как враги той самой советской власти в 1938 году. Частично потом реабилитированы. Я знаю, что противники Колчака настойчиво упирают на решение военного трибунала конца 90-х годов, который отказал в реабилитации адмирала. Но противостояние гражданской войны образовывало целый ряд ужасов, страхов и убийств с обеих сторон. При этом у нас не существует никаких видов судебного преследования организаторов Красного террора. Полагаю, что было бы странно заниматься этим почти через 100 лет. Погоняться за адмиралом Колчаком в Иркутске - это пример из той же серии. Я, относясь к фигуре Колчака сложно и явно не являясь его фанатом (хотя фанатов много), все-таки считаю, что битва с памятниками - глупое дело. У юристов есть проблемы с гуманитарным сознанием. Это тот самый случай, когда человек читал мало книжек, хотя, возможно, прочитал всю юридическую литературу".

Во-первых, Александр Гимельштейн заявил, что «битва с памятниками – глупое дело». Но он не уточнил с какими памятниками. Безусловно это памятники Колчаку, Сперанскому и Александру III, то есть памятники, установленные капиталистической властью за время своего 25-летнего правления, и, которой с таким усердием служит господин редактор. А вот советские памятники в эту категорию явно не входят, и Александр Гимельштейн считает благородным (глупым?) делом очистить Иркутск от всего советского. И неважно что это будет - улица Бограда, площадь Кирова, комплекс «Борцам революции» или людская память о советской истории города. Главное, чтобы вокруг были только благостные названия, приятные для слуха новых буржуа и хозяев города: площадь графа Сперанского, Тихвинская площадь, остановка графа Сперанского, Иерусалимская гора и т.д.

Во-вторых, Александр Гимельштейн обвинил адвоката Федорова, подавшего в суд иск о демонтаже памятника военному преступнику Колчаку, практически в невежестве и в проблеме с гуманитарным сознанием. Оказывается, по мнению Александра Гимельштейна, адвокат Федоров читал мало книжек. А сколько надо прочитать книжек, чтобы обладать этим самым гуманитарным сознанием, которое видимо автоматические превращает тебя в некого элитария, который может навешивать на неизвестных людей штампы и оскорблять их. Начнем с того, что адвокат Федоров учился в школе и закончил юридический факультет, который и дает не элитарное сознание по-гимельштейнски, а гуманитарное образование, и на котором на разных курсах преподают и историю, и культурологию, и философию. А закончим тем, что адвокат Федоров видимо очень хорошо знает историю своей страны, если его возмущает факт установки в нашем городе памятника Колчаку, который осуществлял геноцид мирного населения в Сибири по методам японских интервентов.

В-третьих, в российском обществе в настоящий момент отсутствует примирение и нет стремления договориться даже по объективным цифрам наиболее острых тем отечественной истории советского периода. И «общественный раздрай» создают ни памятник адмиралу Колчаку и ни памятник Ленину, а люди, которые считают советское государство злом, а советскую историю сплошной черной дырой. И совершенно прав Александр Гимельштейн, что «любое действие равняется противодействию». Переименовал советскую улицу или площадь - получи противодействие гражданского общества в виде пикетов и митингов, снес советский знак, мемориальную табличку – получи иск о демонтаже памятника Колчаку и т.д.

И лодку гражданского общества раскачивает не адвокат Федоров, который, как раз противодействует искажению нашей истории, а люди, пытающиеся стереть из людской памяти советский период истории, и создать сословное государство.

И эта тенденция «раскачивания» прослеживается по постоянно возникающим инициативам антисоветчиков.

Вот только недавние «свежие» примеры.

Депутат Думы Иркутска Сергей Юдин, который активно продвигает идею о переименовании советских улиц в Иркутске, на заседании Думы 23 октября предложил перенести могилы красноармейцев, погибших за Советскую власть, возле мемориального комплекса «Памятник Борцам революции» из центра в другое место.

- «Мемориальный комплекс «Иерусалимская гора», новую лестницу мы сделали, а наверху, прямо, где памятник «Борцам революции», те четыре или пять захоронений к чему относятся? Это могила Каландаришвили, Бурлову, лётчикам, погибшим на Чукотке и одна могила, на которой сбит надгробный камень. Четыре захоронения, по-моему? Это кладбище или мемориальное кладбище? Погост? Или что?»...

Другой пример.

Житель Иркутской области Алексей Зацепин потребовал от прокуратуры Иркутской и Омской области реабилитировать правительство Александра Колчака, в частности министра внутренних дел Александра Червен-Водали и министра путей сообщения Алексея Ларионова.

- «Считаю, что в те времена была допущена несправедливость по отношению к ряду лиц, пострадавших от советской власти. На основании чувства справедливости такое обращение и было подано. Белая армия отступала по Сибири, граждане воспринимали их как своих, делились последним куском хлеба. Это была настоящая русская армия, которая выиграла Бородино, победила Наполеона, взяла Измаил. Почему мы, современники, должны пинать их?»

Так кто же после этого раскачивает гражданское общество, кто толкает людей на гражданское противостояние?

Tags: Александр Гимельштейн, Александр Колчак, Алексей Зацепин, Сергей Юдин, памятник Колчаку, переименование улиц
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments